Андрогенная алопеция и COVID-19: невидимые связи

Андрогенная алопеция и COVID-19: невидимые связи

Согласно статистике, в мире огромное количество людей страдают андрогенной алопецией. По данным ряда авторов, это нарушение, проявляющееся патологическим выпадением волос, охватывает более 50% населения в определенных возрастных группах.

Андрогенная алопеция имеет четкую связь с возрастом и полом – вероятность ее появления выше у лиц старшего возраста и у мужчин. В то же время представительницам прекрасного пола эта проблема доставляет не меньше проблем. Среди женщин андрогенная алопеция встречается не так редко, как кажется на первый взгляд. Особенно она имеет место после наступления менопаузы, хотя в отношении лиц женского пола популяционные данные достаточно малочисленны. В разных человеческих популяциях частота андрогенной алопеции может несколько отличаться.

Например, в одном из последних исследований в Индии мужчин с андрогенной алопецией в возрасте 30-50 лет было около 58% [1]. Показано, что среди жителей Турции в возрасте 20-87 лет частота патологии составляла в среднем около 32%, при этом мужчин с подобной проблемой было в 2,5 раза больше, чем женщин (около 48% и 19% соответственно). Также из сравнительной оценки авторов следовало, что андрогенная алопеция среди турков встречается чаще, чем среди населения азиатских и африканских популяций, и примерно на таком же уровне, как и в других европейских популяциях [2]. Следует отметить, что даже в пределах одной страны оценки могут существенно отличаться. Это может зависеть от особенностей методологии исследования, полового и возрастного соотношения участников исследования и т.д. В частности, другие авторы продемонстрировали на другой выборке и в более позднем исследовании, что средняя частота андрогенной алопеции среди турков (участникам исследования было от 17 до 70 лет и более) была даже более высокой (и выше, чем в других популяциях Европы и Азии): у мужчин заболевание встречалось с частотой около 67%, у женщин – около 24%. Интересным дополнительным результатом этого исследования оказалось обнаружение такой ассоциации: среди мужчин с андрогенной алопеций в возрастной группе 50-59 лет значимо чаще встречалась и гипертензия [3]. По другим данным, частота андрогенной алопеции «зашкаливает» в самых старших возрастных группах мужчин, проживающих в Европе, составляя примерно 80% среди населения, достигшего 70 лет. В этой же работе также представлены данные и сравнительного характера: чаще всего страдают алопецией именно европейцы, затем азиаты и афро-американцы, и, наконец, наиболее «спокойными» популяциями по распространенности андрогенной алопеции являются популяции нативных американцев и эскимосов [4]. Упомянутые работы, а также множество других исследований однозначно подтверждают, что действительно, андрогенная алопеция – крайне частое нарушение волосяного покрова у человека.

Несмотря на достаточно изученные и в принципе подлежащие «измерению» основные факторы, способствующие развитию андрогенной алопеции, – повышенный уровень андрогенов и генетическая предрасположенность, скорее, эта проблема воспринимается все же больше как косметический дефект. Если человек не обеспокоен внешними проявлениями алопеции и в целом имеет достаточно высокую самооценку и не считает, что внешний вид его волос заслуживает какого-либо беспокойства и как-то связан с успехом в личной жизни, карьерным продвижением и другими сферами, не занимается коррекцией этой проблемы ни медикаментозными, ни другими средствами, стоит ли полностью игнорировать эту особенность внешности? Как показали недавние исследования, вовсе не стоит. И подобное открытие было, как гром среди ясного неба, для медицинского мира и обычных людей.

IMN4Z525UNFW5DTOFRMPYARFZA.jpgКонец 2019 года ознаменовался для человечества неожиданными и неприятными новостями. У всех на слуху появился вирус, коронавирус SARS-CoV-2, вызывающий поражение легких. Это инфекционное заболевание, получившее впоследствии название COVID19, может протекать с разной степенью тяжести и в случае тяжелых обострений приводить к летальному исходу. В мире началась пандемия, масштаб которой является сопоставимым с распространенностью тяжелых инфекционных заболеваний в прошлые столетия. Ученые стали активно изучать симптомы заболевания, искать возможные пути лечения, и, безусловно, выявлять группы риска, которые наиболее подвержены протеканию этого вирусного заболевания в тяжелых формах. Такими явными факторами риска осложнений COVID19 и/или даже летального исхода являются пожилой возраст, ожирение, сахарный диабет и гипертензия. Тяжелая органная недостаточность, главным образом, сердечная, почечная и печеночная, также рассматриваются ассоциированными факторами риска, а нарушение коагуляции может играть определяющую роль при повреждении этих органов на фоне заражения указанным вирусом. Кроме того, такие факторы, как время, которое прошло с момента появления опасных симптомов до госпитализации пациента, наличие туберкулеза и воспалительных заболеваний, также являются факторами риска неблагоприятного исхода указанной вирусной инфекции [5]. Онкологические заболевания и ослабленная иммунная система в целом – еще один неоднократно подтвержденный фактор риска протекания COVID19 в тяжелой форме [6]. Все указанные отягчающие состояния вполне предсказуемы, однако совсем неочевидным, тем самым «громом среди ясного неба», явился еще один, а именно столь широко распространенная андрогенная алопеция.

Одной из значимых отправных точек в исследованиях ассоциации андрогенной алопеции и риска осложненного протекания COVID19, стала смерть от этого заболевания первого американского врача скорой помощи. Им стал 60-летний Фрэнк Габрин, страдавший андрогенной алопецией [7]. Это произошло 31 марта 2020 года. В последних сообщениях своему другу доктор указывал на обстоятельства своего заражения. Он был уверен, что причиной его инфицирования стало отсутствие в достаточном количестве в медицинском учреждении, в котором он работал, средств индивидуальной защиты. Одну и ту же маску Габрин носил в течение 4 дней подряд. Еще о погибшем было известно то, что он находился в длительной ремиссии по поводу билатерального рака яичек, который был диагностирован, когда ему не было и 40 лет [8].

Американские ученые были первыми, кто выдвинул предположение, что COVID19 в тяжелой форме является андроген-опосредованным [9]. Именно это обстоятельство могло объяснять непропорционально высокий уровень смертности от этого заболевания среди мужчин. Затем появились исследования касательно ассоциации андрогенной алопеции и COVID19 в других странах. В частности, в Испании были получены достаточно красноречивые статистические данные. Так, среди пациентов, требующих неотложной госпитализации, в целом у 67% наблюдались признаки андрогенной алопеции (в 79% случаев у мужчин и в 42% случаев у женщин) [7]. Подобные данные, безусловно, заставляют задуматься о том, что состояние андрогенной алопеции далеко не такое безобидное и, на первый взгляд, имеющее отношение лишь к внешнему виду человека. Учитывая, что андрогенная алопеция является очень частым медицинским состоянием, более частым, чем, например, указанные ожирение, туберкулез или рак, на этот не требующий особых дополнительных диагностических исследований признак, следует обращать исключительное внимание.

В честь американского доктора появился и уже устоялся в медицине термин – «симптом Габрина» (по сути – наличие алопеции при заражении коронавирусом), который относится к визуальной (и что важно, абсолютно бесплатной и быстрой) идентификации пациентов с повышенным риском тяжелых форм COVID19, которые требуют повышенного внимания медицинского персонала, даже в отсутствие более известных и более признанных факторов риска осложненного течения этой болезни. В частности, в одном исследовании описан клинический случай, когда молодой мужчина (в возрасте 37 лет), не имеющий никаких сопутствующих факторов риска, кроме андрогенной алопеции, находился в реанимации на системе искусственной вентиляции легких в связи с осложненным протеканием COVID19, в течение 10 дней [10].

После выявления очевидной ассоциации между осложнениями COVID19 и андрогенной алопецией, ученые попытались выяснить биологический механизм такой связи. Имеется ряд предположений, которые базируются на определенных ранее задокументированных фактах, полученных в клинических и доклинических исследованиях. Возможно, при получении экспериментальных доказательств такие гипотезы будут положены в основу персонализированной терапии COVID19 у пациентов с андрогенной алопецией.

Так, относительно давно было замечено, что новорожденные мальчики более подвержены респираторному дистресс-синдрому и с меньшей вероятностью отвечают на лечение глюкокортикоидами. Респираторный дистресс, как известно, непосредственно связан с выработкой легочного сурфактанта, и, в частности, белки легочного сурфактанта оказывают определенный защитный эффект от вирусной инфекции, вызванной вирусом гриппа А. В животных моделях был выявлен эффект полового диморфизма на уровне выработки фетального легочного сурфактанта, опосредованной андрогенными рецепторами. Например, было показано, что у кроликов, дигидротестостерон ингибировал выработку фетального легочного сурфактанта как у самцов, так и у самок, в то время как антиандроген флутамид устранял указанный эффект полового диморфмиза при выработке этой важной смеси биологически активных веществ [цит. по 11]. Этот факт дает основание предполагать, что лица, не находящиеся на антиандрогенной терапии, как одном из способов лечения андрогенной алопеции, как раз и находятся в группе повышенного риска, как имеющие повышенные уровни мужских половых гормонов. Таким образом, крайне важным будет не только визуальная констатация «симптома Габрина» у пациента, но и предварительный опрос касательно того, получает ли он антиандрогенную терапию или нет. Также факт низкой экспрессии андрогеновых рецепторов у детей и женщин может объяснять крайне низкую частоту осложненных случаев COVID19 до наступления полового созревания и значительно сниженную – у женщин в целом [цит. по 11].

unnamedVIRUS.jpgВ настоящее время имеются и другие предположения: андрогены, помимо прямого вовлечения андрогеновых рецепторов, могут быть связаны с течением COVID19, опосредованно. Как известно, на молекулярном уровне коронавирус SARS‐CoV‐2 преимущественно инфицирует определенные клетки в легких, а именно альвеоциты (пневмоциты) 2 типа. Эти клетки плоского эпителия, которые выстилают стенки альвеол, и секретируют сурфактант. Действительно, известно, что проникновение коронавируса в эти клетки зависит от контакта вирусного поверхностного белка с трансмембранным белком хозяина – сериновой протеазой 2 типа (TMPRSS2). Другими словами, этот человеческий фермент должен активировать коронавирус, после чего он способен поразить клетку и стать опасным. Логично предположить, что ингибиторы этого фермента будут препятствовать активации вируса, и соответственно являться одним из способов лечения COVID19. Также известно, что экспрессия белка TMPRSS2 ассоциирована с повышенной экспрессией андрогеновых рецепторов, отсюда и вытекает эта опосредованная связь андрогеновых рецепторов (через белок TMPRSS2). Кроме того, известен и третий молекулярный посредник, одновременно связанный с SARS‐CoV‐2 и андрогенами (а, следовательно, и андрогенной алопецией). Им является ангиотензин-конвертирующий фермент 2 (АСЕ2). Эта молекула служит тем соединением, к которому собственно и прикрепляется, а не просто которым активируется, поверхностный белок коронавируса. Имеются данные, которые указывают на то, что снижение активности ACE2 происходит при снижении концентрации андрогенов в организме, как это показано, например, в случаях экспериментальной орхидэктомии (удаления яичек) [цит. по 11].

Таким образом, на основании всего вышеизложенного можно сделать однозначный вывод: андрогены, андрогеновые рецепторы, андрогенная алопеция, альвеоциты 2 типа в легких и вирус SARS‐CoV‐2 имеют прямые и опосредованные связи друг с другом на молекулярном и клеточном уровне. Андрогенная алопеция представляет собой визуальный маркер потенциально осложненного течения COVID19.

Будьте внимательны к своему окружению – распространите эту информацию среди близких вам людей с андрогенной алопецией, которые могут стать потенциальными жертвами тяжелых и летальных случаев COVID19, даже не подозревая об этом, находясь в молодом возрасте, прекрасной физической форме и, возможно, считая алопецию лишь досадным косметическим дефектом (а, возможно, и не обращая на нее внимания вовсе).

 Литературные источники:
1. Venkataram Mysore, Anchala Parthasaradhi, RD Kharkar, AK Ghoshal, Anil Ganjoo, G Ravichandran, Abir Saraswat, Yogesh Shah, Mohan Singh, TJ Remadevi, Prachi Matte. Expert consensus on the management of Androgenetic Alopecia in India. Int J Trichology. 2019 May-Jun; 11(3): 101–106.
2. Yalcin Bas, Havva Yildiz Seckin, Göknur Kalkan, Zennure Takci, Riza Citil, Yalcin Önder, Safak Sahin, Ayse Kevser Demir. Prevalence and types of androgenetic alopecia in north Anatolian population: A community-based study. J Pak Med Assoc. 2015 Aug;65(8):806-9.
3. Kubra Esen Salman, Ilknur Kivanc Altunay, Nihal Asli Kucukunal, Asli Aksu Cerman. Frequency, severity and related factors of androgenetic alopecia in dermatology outpatient clinic: hospital-based cross-sectional study in Turkey. An Bras Dermatol. 2017 Jan-Feb; 92(1): 35–40.
4. Ho CH, Sood T, Zito PM. Androgenetic Alopecia. [Updated 2021 May 5]. In: StatPearls [Internet]. Treasure Island (FL): StatPearls Publishing; 2021 Jan-. Available from: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK430924/
5. Dominik Wolff, Sarah Nee, Natalie Sandy Hickey, Michael Marschollek. Risk factors for Covid-19 severity and fatality: a structured literature review. Infection. 2021; 49(1): 15–28
6. Tom Børge Johannesen, Sigbjørn Smeland, Stein Aaserud, Eirik Alnes Buanes, Anna Skog, Giske Ursin, Åslaug Helland. COVID-19 in Cancer Patients, Risk Factors for Disease and Adverse Outcome, a Population-Based Study From Norway. Front Oncol. 2021 Mar 25;11:652535.
7. Carlos Gustavo Wambier, Sergio Vaño-Galván, John McCoy, Alba Gomez-Zubiaur, Sabina Herrera, Ángela Hermosa-Gelbard, Oscar M. Moreno-Arrones, Natalia Jiménez-Gómez, Alvaro González-Cantero, Pablo Fonda-Pascual, Gonzalo Segurado-Miravalles, Jerry Shapiro, Bibiana Pérez-García, Andy Goren. Androgenetic alopecia present in the majority of patients hospitalized with COVID-19: The “Gabrin sign”. J Am Acad Dermatol. 2020 Aug; 83(2): 680–682.
8. 1. https://www.washingtonpost.com/nation/2020/04/10/infected-er-doctor-who-died-husbands-arms-was-save-world-kind-human/
9. Carlos Gustavo Wambier, Andy Goren. Severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 (SARS-CoV-2) infection is likely to be androgen mediated. J Am Acad Dermatol. 2020 Jul; 83(1): 308–309.
10. Carlos Gustavo Wambier, Sergio Vaño-Galván, John McCoy, Suraj Pai, Rachita Dhurat, Andy Goren. Androgenetic alopecia in COVID-19: Compared to age-matched epidemiologic studies and hospital outcomes with or without the Gabrin sign. J Am Acad Dermatol. 2020 Dec; 83(6): e453–e454.
11. Andy Goren, John McCoy, Carlos G. Wambier, Sergio Vano‐Galvan, Jerry Shapiro, Rachita Dhurat, Kenneth Washenik, Torello Lotti. What does androgenetic alopecia have to do with COVID‐19? An insight into a potential new therapy. Dermatol Ther. 2020 Apr 8: e13365. doi: 10.1111/dth.13365 [Epub ahead of print].

Ольга Филипцова Автор: Ольга Филипцова профессор, доктор биологических наук, профессор кафедры косметологии и аромологии НФаУ
Есть вопросы по Ассоциации косметологов и аромологов?
ЗАДАТЬ ВОПРОС

Телефон для справок по вопросам ассоциации

(0572) 67-94-22

akia2009@ukr.net